Ежедневный журнал о Латвии Freecity.lv
Наши недостатки растут на одной почве с нашими достоинствами, и трудно вырвать одни, пощадив другие.
Иван Тургенев, русский писатель
Latviannews
English version

Маятник судьбы: партнеры Лембергса

Поделиться:
Валентин Кокалис/play24.
В истории латвийского капитализма приватизация отечественными бизнесменами вентспилсского нефтетранзитного комплекса, их взлет и последовавшая за этим разрушительная «транзитная война» занимают особое место. Поэтому ценность представляют любые детали. В книге присяжного адвоката Яниса Зелмениса «Маятник богатства, или Приватизация Ventspils nafta и мифы об офшорной паутине Зелмениса», новые главы из которой с любезного позволения автора публикует "Открытый город", таких свидетельств хоть отбавляй.

Бизнес ООО «Puses»

Я узнал о Кокалисе и познакомился с ним на общих собраниях участников ООО Puses. На них регулярно обсуждались вопросы, связанные с развитием бизнеса и управлением предприятием. Я принимал участие в 8-10 собраниях. В двух или трех из них участвовал и Кокалис. Приходил я, приходил Гинтс Лайвиньш-Лайвениекс, Андрей Лиелкалнс, Улдис Пумпурс. В таком составе и решали вопросы. Помимо такого важного вопроса, как увеличение уставного капитала, о котором много говорилось на так называемом процессе Лембергса, рассматривали и более традиционные — принимали годовой отчет, утверждали правление, обсуждали распределение прибыли и дивидендов. У меня была доверенность на представление клиента, и я заранее согласовывал с ним его пожелания, как мне голосовать. Обычно собрания вел Улдис Пумпурс, протокол вел Гинтс Лайвиньш-Лайвениекс. Остальные участники знакомились с протоколами позже и имели право высказывать комментарии.


С Кокалисом возникли серьезные проблемы. Чтобы заплатить за приобретение акций
Ventspils nafta, нужно было увеличить уставный капитал ООО Puses, а он свои деньги успел промотать неизвестно на что.


Обычно так: промотал, с кем не бывает, но тогда — иди и говори с другими, как найти выход. Но Кокалис, наоборот, на собраниях участников вел себя провокационно, деструктивно, будучи не в состоянии справиться с порожденными его амбициями отрицательными эмоциями.


Мне он запомнился своей попыткой произвести впечатление на правление в лице господина Пумпурса — начиная с непристойных напоминаний о девочках и кончая грубыми намеками. Мне неоднократно приходилось видеть Кокалиса в деле, на собраниях ООО
Puses, когда его поведение, с одной стороны, казалось клоунадой, но в то же время было ясно — это человек с непомерными амбициями.


И сейчас он напоминает мне этакого баловня судьбы, которому деньги упали прямо на голову, слегка ее при этом повредив. Кокалис все время пытался сорвать свою злобу на Пумпурсе. Он считал, что руками Пумпурса его — гениального, способного, всемогущего Валентина — отстранили от вентспилсского бизнеса. Скорее всего, Кокалис выбрал козлом отпущения Пумпурса потому, что прочие участники были юристами и адвокатами и Кокалис просто боялся срывать зло на них.
Можно, конечно, ненавидеть своего партнера по бизнесу, но зачем на деловых встречах вытаскивать на свет интимные вещи про ночные клубы и девочек?


Мой клиент Мамерт Вайвадс, помнится, рассказывал мне о том, какую роль играл Кокалис в решении важных для
Ventspils nafta вопросов. Благосклонность юриста Ventspils nafta Кокалиса была необходима, чтобы ООО Puses могло успешно получить скидки на тарифы. Для зачинателей этого бизнеса Вайвадса и Пумпурса было очень важно, чтобы Кокалис проявлял к компании Ventspils nafta максимальную благосклонность. Вот и все, что объединяло этих совершенно разных людей.


Истинное отношение Кокалиса к своим партнерам по бизнесу проявлялось в том, как он отзывался о них на так называемом суде Лембергса. «Специалист по свиноводству из Кандавы» — так, поклявшись говорить только правду, он охарактеризовал многолетнего (с 1980 по 1994 год, то есть до того, как ООО
Puses заработало в полную силу) директора Кандавского совхоза-техникума, выпускника Института физкультуры Мамерта Вайвадса, всеми уважаемого и любимого педагога. Мамерт был одним из самых дипломатичных представителей вентспилсского бизнеса, поэтому ему часто доверяли улаживать самые сложные и деликатные проблемы.


Откуда вообще взялось ООО
Puses? Эту фирму учредил Кокалис вместе с тогдашним президентом Ventspils nafta, бывшим первым секретарем Вентспилсского горкома партии Янисом Блажевичем, бывшим директором совхоза Užava Улдисом Пумпурсом и Мамертом Вайвадсом.


На так называемом процессе Лембергса прозвучало, что автором идеи создания ООО
Puses был Улдис Пумпурс. Поскольку Блажевич занимал должность в Ventspils nafta и Кокалис тоже работал там юристом, то стать участником новой фирмы Блажевич уговорил своего брата Эрнеста, а Кокалис — свою тогдашнюю жену Айю Кокале.


В своих показаниях Кокалис подтвердил, что они с Блажевичем оба хотели спрятаться за своими родственниками. Хотя в другой раз, отвечая на вопрос: «Когда
Ventspils nafta заключала договор с ООО Puses, разве это не означало, что Блажевич и Кокалис заключали договор сами с собой?», — Кокалис подчеркнул, что юридически он не имел отношения к Pusеs.


В ходе судебного процесса выяснилось, что летом 1993 года ООО
Puses удалось втиснуться в сложный нефтетранзитный бизнес. Для начала министр промышленности и энергетики Айвар Миллерс предоставил ООО Puses огромные скидки — 20% от суммы тарифа на перевалку. Затем ООО Puses заключило с Ventspils naftа договор о перевалке, который от имени государственного предприятия подписал Блажевич, а завизировал юрист Кокалис. Только после этого ООО Puses было официально зарегистрировано в Регистре предприятий!


ООО
Puses вначале получило скидки и лишь после этого поставило нефть, хотя, по правилам, скидки предоставлялись лишь в соответствии с поставленным объемом нефти. То есть, сначала нужно было поставить определенный объем нефти и уже после этого можно было получить скидку. Невозможно было и заключить договор с незарегистрированной фирмой, но в данном случае удалось и это — заключили.


Вот что сделало возможным бизнес
Puses. Он был обеспечен решениями, принятыми тогдашним директором предприятия (впоследствии президентом государственного акционерного общества) и главным юрисконсультом этого же предприятия в пользу собственной фирмы. Эта их деятельность в статусе должностных лиц открыла им дорогу к очень крупным состояниям. Латвийская прокуратура не собирается расследовать этот вопиющий конфликт интересов.

 

Охота и политика

 

Олег Степанов. Фото: Никита Кузьмин.

В роковом 2007 году Олег (Степанов — прим. ред.), ранее бывший самым надежным компаньоном Айвара (Лембергса – прим. ред.) и который никогда не ездил на понедельничные собрания и написал Айвару доверенность: «Айвар, ты голосуй и считай, что у тебя два голоса», вдруг перешел на сторону оппонентов, и возникла вентспилсская «четверка». Если до этого Айвару возражал только Игорь (Скокс — прим. ред.), которого поддерживал только Олаф (Беркис — прим. ред.), то «четверка» — это было уже серьезно.

Времена переменились, и Янис Блажевич, будучи опытным руководящим функционером компартии, понимал силу, возможности и популярность Айвара. Блажевич предчувствовал, что начальники со временем могут превратиться в подчиненных, а подчиненные — в начальников. Причем это может оказаться выгодным. В душе у Яниса, родившегося в крестьянской семье Константиновской волости Краславского района, поселилось ощущение внезапной могучей власти Айвара, который в советское время был его подчиненным. Ощущение созрело и взяло верх в 2007 году, когда ему пришлось давать показания в прокуратуре.

С Блажевичем я общался меньше. Знаю только то, что он тоже был участником охотничьих мероприятий вентспилсчан.
 

Мамерт (Вайвадс — прим. ред.) так же, как и Айвар и ряд других предпринимателей Вентспилса, увлекался охотой. Играл он и в теннис, как Юрис Савицкис, Ивар Годманис, Валдис Биркавс и другие известные люди.

На процессе Кокалис разглагольствовал о том, что, возможно, в то время, когда создавалось ООО Puses, у Мамерта были большие проблемы, он хотел бросить «этот свиной бизнес» и потому пришел в бизнес нефтяной. Кокалис как-то подзабыл, что Мамерт был одним из лидеров Народного фронта в Кандаве. А его брат Янис Вайвадс — активист Народного фронта в Саласпилсе, где его избрали в Верховный совет, — голосовал за восстановление независимости Латвии, стал руководителем правившей в то время фракции Satversme, несколько позже вступил в Латвияс цельш и даже был кандидатом в премьеры от этой партии. В правительстве Мариса Гайлиса Янис Вайвадс занимал пост вице-премьера. Может, войти в бизнес ООО Puses Мамерту помогли успехи и влияние брата? Кокалис предпочел сообщить суду о «свином бизнесе».

Февральским вечером 2007 года Мамерт пригласил бывшего президента страны Гунтиса Улманиса, миллионера Юриса Савицкиса и других товарищей по охоте в ресторан Vincents, чтобы обсудить результаты деятельности охотничьего объединения за прошедший год. Не успели участники ужина заказать закуски и аперитивы, как в Vincents появилось трое сотрудников KNAB и по указанию прокуратуры Мамерта увели в изолятор кратковременного содержания.

И хоть суд не применил к Мамерту ареста и обвинения ему не были предъявлены, действия государственной власти существенно изменили представление Мамерта о перспективах на будущее. Он принял решение отказаться от борьбы и уйти с поля боя.
 

Олаф Беркис запомнился мне как весьма уравновешенный, целеустремленный и знающий себе цену предприниматель. Он обладал способностью разглядеть бизнес тогда, когда другие его еще не видели. Судя по рассказам и по книге Вилиса Селецкиса «Тени над Вентспилсом», первым приватизатором вентспилсского бизнеса был не кто иной, как Олаф, который благодаря благосклонности начальника Вентспилсского торгового порта Олега Степанова взял в аренду совершенно изношенное судно базы бункеровки.

Большие дела начинаются с мелочей. Недаром же именно в кабинете Олафа в Вентспилсе на стене висит снимок, на котором Олаф, Мамерт и Олег подписывают договор о приватизации Ventspils nafta, который стал официальной точкой отсчета создания нефтяного холдинга.

 

Украина и Овидий

Говоря об Олеге Степанове, стоит спросить, почему в Вентспилсе долгие годы работает ресторан национальной украинской кухни Ukraina, который не обанкротился, как многие другие? Ответ: потому, что украинец Олег Степанов, родившийся в 1960 году в поселке Овидиополь, примерно в 30 километрах от Одессы, — один из влиятельнейших в Вентспилсе людей.

После окончания Одесского института инженеров морского флота в 1984 году Олега Степанова по распределению направили в Вентспилс старшим диспетчером района нефти и химических грузов Вентспилсского морского торгового флота. Одесский институт инженеров морского флота был единственным в СССР вузом, в котором готовили руководителей портов, пароходств, судоремонтных заводов и т.п.
 

Уже через четыре года Олег стал начальником вышеупомянутого участка Вентспилсского порта, а в 1988 году — заместителем начальника порта по транспортировке нефти и химических грузов.

Утром августовского путча 1991 года Степанов отправился в Одессу (говорит, что по пути в аэропорт видел «омоновские» бронетранспортеры), а сразу же после путча его назначили на пост директора Вентспилсского морского торгового порта. Наверно, новая власть оценила некие симпатии Степанова к Народному фронту Латвии и его деятельность в городском Совете народных депутатов.
 

После распада СССР Степанов отчетливо увидел возможность для разделения структурных подразделений порта на отдельные звенья и начала их приватизации. В одном из своих интервью он высказал особую благодарность бывшему руководителю отдела экономики Вентспилсского порта Геннадию Ивановичу Гусеву за то, что тот научил его жизненной мудрости: «Деньги нужно чувствовать руками».

В течение многих лет Олег и Айвар понимали друг друга с полуслова.

(Окончание следует)
 

Янис Зелменис, "Открытый город"

03-03-2017
Поделиться:
Комментарии
Прежде чем оставить комментарий прочтите правила поведения на нашем сайте. Спасибо.
Комментировать
Hiha 04.03.2017
вдогонку - специалистов морского, портового дела готовили в Питере и Одессе, откуда и былм большинство молодых спецов в Вентспилсе. были еще и после МГИМО ...и уровень пришедших....
Михаил абсолютно прав, хотя не испытываю симпатий ни к кому из персонажей
Hiha 04.03.2017
Да уж..деятели народного фронта - они не забыли как устраивали акции у ворот при портового завода и ты. Очень правильное их назвал Кокалис, хотя и сам такой же.
Опять умилил -очень старый бункеровщик. Автор не понимает и не знает очем пишет...а раздербанили главные морские ворота Союза , каковым был весь комплекс, и по объемам перевалки и по технологиям. И всего то им хватило на 20 лет.
Михаил 04.03.2017
Об авторе и публикуемой второй серии отрывков из его книги скажу кратко: дурно отзываются о других людях (тем более, о своих бывших партнерах) именно те, кто ощущает это дурное в себе.
Журнал
№9(114)Сентябрь 2019
Читайте в новом номере журнала «Открытый город»
  • Янис Зелменис: Не стреляйте в биатлониста!
  • Глеб Павловский: Кремлевский блиц
  • Как Бродский научил Гениса любить  На Бэ
  • Лилита Озолиня: "Я не прощаю предательства"