Ежедневный журнал о Латвии Freecity.lv
Наши недостатки растут на одной почве с нашими достоинствами, и трудно вырвать одни, пощадив другие.
Иван Тургенев, русский писатель
Latviannews
English version

Маятник судьбы: договор, о котором забыл адвокат Мерони

Поделиться:
Игорь Скокс/LETA.
В истории латвийского капитализма приватизация отечественными бизнесменами вентспилсского нефтетранзитного комплекса, их взлет и последовавшая за этим разрушительная «транзитная война» занимают особое место. Поэтому ценность представляют любые детали. В книге присяжного адвоката Яниса Зелмениса «Маятник богатства, или Приватизация Ventspils nafta и мифы об офшорной паутине Зелмениса», новые главы из которой с любезного позволения автора публикует "Открытый город", таких свидетельств хоть отбавляй.

Тетерев и скорость

С Игорем Скоксом я познакомился, когда он подстрелил тетерева. Я купил первый в жизни новый автомобиль Renault Laguna и поехал на нем к своим клиентам в Вентспилс. Тогда я и встретил Игоря Скокса, который, поздоровавшись со мной, спросил: «Можешь отвезти в Ригу маленький пакетик?» Я, конечно, ответил: «Могу!»

С этого началось наше общение и дальнейшее сотрудничество в вопросах налогового планирования. Уже через пару часов выяснилось, что «маленький пакетик» — это подстреленный в четыре утра тетерев. Передавая его мне, Игорь долго рассказывал, как он встал спозаранку, как на занимающейся заре подкрадывался поближе к красивой редкой птице, как ему приходилось замирать через каждые несколько шагов, держать паузу, чтобы приблизиться к птице на расстояние выстрела, не вспугнув ее. И все это он так увлеченно рассказывал, что было видно, каким счастливым он себя чувствует от того, что смог подкрасться к этой птице и затем метко попасть в нее.

Я в то время еще не был охотником. Теперь я рассказ Игоря понимаю в полной мере. Понимаю, как важно это для него тогда было, а еще важнее — поделиться с кем-нибудь своей радостью. Теперь я тоже охотник, только я охочусь не на птиц, а на крупного зверя. В основном сижу на вышке и наблюдаю за кормушками, не появилась ли добыча, чтобы в сумерках полакомиться приготовленным для нее кормом. Только теперь я понимаю, что то, о чем мне тогда, в конце девяностых годов, рассказывал Игорь, и есть настоящая охота, а то, чем занимаюсь я, недостойно романтических восторженных рассказов.

Посылку для доставки в Ригу мне передали в замороженном виде, мне предстояло отвезти ее в мастерскую по изготовлению чучел на улице Калнциема. Наверно, в тот момент не было способа быстрее доставить в Ригу драгоценную птицу в таксидермическую мастерскую, повышающую самооценку охотника.

Игорь Скокс в течение долгие лет руководил Ventspils nafta, и смело могу сказать, что он был лучшим руководителем этого предприятия. Но однажды ему надоела непрерывная беспощадная критика, и он сказал: «Ребята, я тоже хочу сидеть в более удобном кресле и критиковать других. Давайте возьмем на мое место наемных работников — пусть они руководят. Тогда мы все будем наравне и как акционеры все вместе будем наемников проверять, контролировать и критиковать». 

Помню, что Скокс и Беркис всегда восхищались хорошими автомобилями — такими, которые и в моем понимании по-настоящему хороши. Беркису нравились американские машины, особенно Cadillac, Скоксу — Audi A8. У всех акционеров были свои шоферы, которые в Ригу и обратно, уж конечно, не ездили с разрешенной скоростью 90 километров в час.

Но самым быстрым ездоком оказался тогдашний директор Агентства приватизации Янис Наглис, который расстояние в 200 километров преодолел за час и пятнадцать минут. Мне не удавалось добраться до Вентспилса быстрее, чем за два часа и десять минут, хотя и для этого приходилось держать скорость не менее 110 километров в час. А все акционеры, как я понял с их слов, преодолевали расстояние Рига–Вентспилс менее чем за два часа.

Однажды шофер Беркиса вез меня на спортивной «ауди». Наименьшая скорость, с которой мы мчались, составляла 130 километров в час, а иногда стрелка спидометра зашкаливала за 180 километров в час.

В Ригу и назад акционеры ездили часто. Поэтому однажды в компании Deloitte задумались, не открыть ли в Вентспилсе офис, что и было сделано. Произошло это во многом благодаря коллеге, присяжному адвокату Ирине Саксаганской. Она была вентспилсчанкой, а работала в Риге, поэтому логично, что у нее было бюро и в родном городе, которое просто переименовали в бюро Deloitte.

Олаф и Игорь выбрали в качестве консультанта компанию Deloitte по простой причине. Они считали, что Рудольф больше прислушивается к Айвару и Олегу. К тому же, Рудольф был им противен как человек. Поэтому им нужен был специалист, который так же, как Рудольф, разбирался бы в офшорах, но не был бы заодно с Рудольфом, Айваром и Олегом.

Как найти налогового консультанта

Рудольф Мерони/LETA.
Здесь стоит сказать, что существует два способа найти надежного адвоката или налогового консультанта.

Первый — искать через знакомых, изучая рекомендации. Второй способ — после бутылки хорошего вина спросить у первого встречного: «Где бы мне найти хорошего адвоката?»

Судя по рассказам вентспилсчан, Рудольфа действительно нашли вторым из упомянутых способов.

Вентспилсчан уже давно раздражало, что у Айнара Гулбиса всегда есть множество адвокатов, а у «вентиков» нет, и приходится обходиться теми, кого подыскал Гулбис. Приехав в 1994 году в Цюрих и остановившись в гостинице Eden au Lac, вентспилсчане решили: «Однажды нужно положить этому конец». Правда, это решение было принято в гостиничном ресторане под хорошие дорогие напитки. Ансиса (Сормулиса — прим. ред.), который даже в подпитии мог вполне прилично болтать по-английски, отправили к гостиничному портье — спросить, нет ли поблизости какого-нибудь толкового адвоката. «Как не быть! — портье подпрыгнул от радости. — Прямо за углом находится бюро Мерони и Шмита. Господин Мерони часто ходит сюда обедать».

Вентспилсчанам не нужно было повторять дважды. Дверь офиса открыл помощник Мерони, и вскоре начались переговоры с самим Рудольфом.

Как адвокат я упрекаю Мерони в следующем: «Ты с 1993 года вместе с предпринимателями, ты создал эту путаницу вентспилсских офшоров. Ты, образно говоря, продал предпринимателям мир офшоров, забыв при этом сказать, что на случай возникновения среди них страшных непримиримых ссор в западном мире существует такое изобретение, как договор участников, регулирующий все или почти все спорные вопросы. Поэтому я говорю: «Мерони, твоей обязанностью как адвоката было сообщить своим клиентам, что такой договор необходим».

Вместе этого все мы наблюдали, как рушится могущество Вентспилса, потому что группа из этих четырех человек бросилась решать свои разногласия в прокуратуру. В прокуратуре они пролоббировали «дельце» — Рудольф в обмен на показания приобретает статус фактически главного акционера.

Я считаю, что могущество акционеров Ventspils nafta обратилось в тлен из-за тотальной неспособности урегулировать свои взаимоотношения.

Читая лекции по основам европейского коммерческого права в Университете им. Страдыня, я часто заглядываю в европейский коммерческий закон, в котором упоминаются такие понятия, как «право первой руки», «правление предприятия», «акционеры», «участники». Эти термины отсутствуют в документах, регулирующих права ведущих предприятий Вентспилса.

В этом причины этой трагедии и фиаско. Сейчас же о регулировании правовых отношений пекутся прокуроры, под ногами у которых, к тому же, путаются политики.

Янис Зелменис, "Открытый город" 

04-03-2017
Поделиться:
Комментарии
Прежде чем оставить комментарий прочтите правила поведения на нашем сайте. Спасибо.
Комментировать
Михаил 05.03.2017
И в третьей серии публикуемых откровений всё те же лица, всё та же мерзость, всё то же хуторское сознание. Вся сущность местных нуворишей состоит в этой признательной фразе Яниса Зелмениса: "С этого началось наше общение и дальнейшее сотрудничество в вопросах НАЛОГОВОГО ПЛАНИРОВАНИЯ". Was ist das налоговое планирование? УХОД ОТ УПЛАТЫ НАЛОГОВ, и ничего более. Мы имеем классическое Regina probationum - так в римском праве называли признание вины самим подозреваемым или подсудимым, которое делает излишними все иные доказательства, улики и дальнейшие следственные действия. Так не пора ли Янису Зелменису после этой фразы начинать сушить сухари, а не читать лекции по основам европейского коммерческого права в Университете им. Страдыня? Ау, генеральный прокурор кунгс, вспомните-ка о своих должностных обязанностях!!!
О хуторском мышлении героев публикации - откровения о поиске "надежного адвоката" с помощью гостиничного портье. Ничего не напоминает?
А как воспринимать откровения о том, что "все акционеры... преодолевали расстояние Рига–Вентспилс менее чем за два часа"? Интересно, где в это время были дорожные полицейских, для которых эта трасса очень даже доходное место?
Можно только перекреститься, читая о глупости и прохиндействе героев публикации. И бывшие, и нынешние "господа" нувориши до сих пор руководствуются принципом: то, что позволено быку на пастбище, не позволено ослу на мясокомбинате.
Журнал
№9(114)Сентябрь 2019
Читайте в новом номере журнала «Открытый город»
  • Янис Зелменис: Не стреляйте в биатлониста!
  • Глеб Павловский: Кремлевский блиц
  • Как Бродский научил Гениса любить  На Бэ
  • Лилита Озолиня: "Я не прощаю предательства"